Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: подстрочное (список заголовков)
17:29 

1522 проекции

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать


жить в твоей голове
и любить тебя

Ночь плавится в летней жаре терпким запахом полыни. По ржавым бокам ракеты струятся кривыми линиями отражения звезд. Девятиэтажки, расположенные вокруг взлетной площадки буквой "Г" сияют разноцветными бликами металлических ящиков, мертвенно-бледными отсветами других миров: их воздух, полный ощущением скопления статического электричества и птицы, поющие подобно тихому гулу вентилятора чувствуются даже здесь, в центре, где от цветущей жизни глаза застилаются тонкой пеленой – так, как бывает, когда долго смотришь на свет солнца в лобовое стекло автомобиля. Здесь, в темноте, присутствие солнца ощущается парадоксально четко, клубится теплотой в ладонях, прячется в изгибы плеч.
От прикосновения рук ржавчина осыпается в траву. На борту ракеты остаются причудливые узоры окиси металла, которые меняются с касанием каждого человека, жаждущего космический путешествий. В уголке, на продавленном легкими ножками космических рыцарей, искателей приключений и ученых – свидетель прошедшего вкрадчивым вором в ночи дождя. Маленькая лужица с плавающими в ней вертолетами тополиного пуха, которые уже никогда не взлетят; ловец звезд, которым тесно на небе.
Плеск. Пойманные в ловушку звезды текут каплями по ладоням, ржавчина заползает под ногти.
Ракета качается. Взволновано кричит сова, надежно укрытая густой листвой березы, трепещут мягкие крылья.
Взлета не будет.
Лишь заволнуются светлячки в темной траве, насмешливо склонит голову сидящая на верхушке ворона, а девочка, которая хочет спастись от подкроватных монстров, запрыгнув на подоконник и прижавшись к оконной раме увидит только изломленную темнотой фигуру, пытающуюся забраться на вершину дворовой ракеты.


(давно)

@темы: подсознательное, когда-то, патефон, подстрочное

19:13 

1707 от 13062012

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
спустя неделю после переустановки винды наконец дошли руки до ревижена. как обычно: море не удаляющейся дряни, неизвестные природе ярлыки и три копии дров на вай-фай (херово быть параноиком). вынося на десктоп востребованные папки, случайно открыла вордовский файл, а там - 137 слов:

Небо горело неестественным огнем – солнце вспыхивало и окрашивало края сгустившихся над городом туч в багряный, а те растекались переплетениями серого и алого по линии горизонта.
Здания складывались вовнутрь по кирпичику, как шаткий карточный домик – их окружали орбиты пыли, древесной трухи и штукатурки. Окна скукоживались грязным стеклом вокруг тонких надломов и разлетались прозрачными кристаллами. У тех, кто оказался под завалами, крошечные частички вонзались в кожу, проходили сквозь мышцы и останавливали сердца.
На медленно разрушающихся улицах было неправдоподобно тихо для грядущей смерти, и звук разложения на мелкие составляющие, отзвуки рассыпающихся в прах деталей головоломки для тех, кому за тридцать, взрывались канонадами в сознании. За эти недели город устал умирать. Он провонял трупным запахом и пропитался слезами и мольбами. Темные линии на асфальте – кривые трещины, - поглощали осмелившихся заглянуть в бездну. Разрушения обрастало предсмертными легендами, и город устал от этого.


и надпись чуть ниже: "i lost without you"
13 июня
спустя столько времени грустно осознавать, что мое поведение развернулсяиушел было лишь проверенным древними способом спастись.

@темы: подстрочное, когда-то

21:03 

Сказка из черновиков

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
К набитому потом человеческих отпрысков городу подплывала твердая, как титан, стужа, она охладила воды теплых течений у каменных берегов, что блестели терракотовым на солнце, сковала изморозью корешки диких трав, расстелилась ледовой простыней под тонкими листовыми крышами. Люди забегали и заверещали, магазины наполнились сожалениями и сетованиями, забились бессмысленными угрозами, натужно выли, опустошаясь. Уличные дети забирались на чердаки и прятались по хранящим жаркое углам, грели ладошки о внутреннюю сторону домов и вдыхали летнюю пыль, снаружи подплывали, растягиваясь и сжимаясь, как губки, тучи, густые, как мазок акрила по сукну, и темные, как испорченная сталь. Телевизоры трещали помехами и кричали о том, что наконец-то наступит глобальное похолодание, что правительство рекомендует всем запастись теплой одеждой и мясом, девушка с голосом из восьмидесятых рассказывала о поведении во время сильного мороза - в пример приводился способ жизни тех, кто жил за полярным кругом, а дети слушали, прижав маленькие розоватые уши к трескучему полу, ловили проникающие сквозь тонкие доски истории, и возвращались в детство, в подслушанные строки Ганса из крошечного слухового окошка, в прочитанные меценатом легенды, в содранные взглядом со страниц сказки, которые были гораздо, гораздо правдивее, чем то, о чем рассказывал большой черный ящик...

Отныне я — Потрошитель Черновиков.
Один из тех случаев, когда во время написания чего-либо не можешь остановится, чтобы поставить точку. Потому что тогда ты сбился с текущего, выплескивающегося ритма, вынырнул, и все, уже не то...

@темы: transparent, подстрочное

Мне нужна твоя карта

главная