• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: когда-то (список заголовков)
07:15 

547

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
Слопала суточную дозу обезбола за двенадцать часов, плаваю в тэге Каваны на тумблере, все двоится, затем - троится, затем отражение гирлянды сзади смешно перескакивает из одного угла экрана в другой; глядя на мои душевные стенания, Лай цитирует из какого-то вк-шного паблика: "Шерлок. Фрилансер пытается бросить курить"; мы печем печенье из теста для осетинских пирогов и слушаем Сплин, Кузьменко лепит Патрика, Лай - член, я первопроходцем в этом поколении зажигаю духовку и леплю поехавшую звезду, вспоминая анекдот про 14 февраля, игрушечную жопу и кардиохирурга. Печенье соленое. Натуральный кофе впервые за неделю feels like heaven: идеальные пропорции, отсутствие сахара, привкус фурацилина во рту.
Избыток свободного времени активирует какие-то слабо понятные процессы, ледокаин добавляет в мысли туман, солпадеин и остывший зеленый чай - горечь. Смотрю на себя.

В интернете от меня остался огромный и жирный, как кот Гермионы, след высокомерия и максимализма, дурацких и жестоких поступков, обидных слов и какого-то сумасшедшего выпендрежа. И полтакта, блядь, не слетевших с грифа нот.

чувство вины превосходный допинг но непотребный корм. говорить легко. и ноги так себе, откровенно говоря.

@темы: полиция кармы, когда-то, джпег и иже, люди, transparent, nobody home, читать

02:35 

109 кто прибил наши стрелки гвоздями к немым циферблатам

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
Очень долго пыталась сформулировать что-то адекватное, потому что очень хотелось писать - не по работе, что надо бы - уже третий день как-то не получаются ни переводы, ни обзор, - то убегаю, то ложусь спать, то смотрю сюжеты про жизнь в Крыму после 16 марта и плачу, а - так. Душевненько.
А душевненькое получилось вот такое: мне очень плохо. Все застывшее, заторможенное, ноющее - внутренне, я имею в виду, конечно, внутренне, адже "мені тринадцятий минало, я пас ягнята за селом" (с).

Помню, в Севастополе есть места, похожие на Харьков. Вот, было время - годик назад где-то, - когда я ужасно хотела в Харьков, вотпрямщас, вскочить в поезд, прилипнуть к стеклу в тамбурной двери и не отлипать аж до ЮЖД, глядя на серые горы, и море, сияющее закатом, зажмуриваясь в туннелях и провожая взглядом утекающие назад степные волны под теплым ветром. И в этих местах у меня будто смещался ракурс, и над брусчаткой мне чудились трамвайные рельсы, а в автобусе - харьковский говор, а за окном - что там было, "У Кіса" и цветочный рынок, и стоянки, и короткая яма между 23 и ботсадом, в общем - все, что я тогда знала, и куда хотела, и что любила и люблю.
Теперь, уже в Харькове, я всматриваюсь в панельные дома, в редкие округлые углы зданий, резко вдыхаю запах приближающейся грозы, необычно острый для такой температуры, и все ищу, ищу море - за кольцевой дорогой, где темно-зеленый лес может стать штормовыми волнами, в бензиновом запахе на остановке, прикрыв глаза, ищу порт, якоря, свое давнее и сохранившееся "я не нуждаюсь, в общем-то ни в чем" в облупленной и выцветшей алой краске на общажных стенах и трубах.
В местном элеваторе есть что-то от сухогрузов, - и это бред сумасшедшего.

Как-то тяжело и нелепо все это, до ужаса.

@темы: когда-то, transparent

17:29 

1522 проекции

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать


жить в твоей голове
и любить тебя

Ночь плавится в летней жаре терпким запахом полыни. По ржавым бокам ракеты струятся кривыми линиями отражения звезд. Девятиэтажки, расположенные вокруг взлетной площадки буквой "Г" сияют разноцветными бликами металлических ящиков, мертвенно-бледными отсветами других миров: их воздух, полный ощущением скопления статического электричества и птицы, поющие подобно тихому гулу вентилятора чувствуются даже здесь, в центре, где от цветущей жизни глаза застилаются тонкой пеленой – так, как бывает, когда долго смотришь на свет солнца в лобовое стекло автомобиля. Здесь, в темноте, присутствие солнца ощущается парадоксально четко, клубится теплотой в ладонях, прячется в изгибы плеч.
От прикосновения рук ржавчина осыпается в траву. На борту ракеты остаются причудливые узоры окиси металла, которые меняются с касанием каждого человека, жаждущего космический путешествий. В уголке, на продавленном легкими ножками космических рыцарей, искателей приключений и ученых – свидетель прошедшего вкрадчивым вором в ночи дождя. Маленькая лужица с плавающими в ней вертолетами тополиного пуха, которые уже никогда не взлетят; ловец звезд, которым тесно на небе.
Плеск. Пойманные в ловушку звезды текут каплями по ладоням, ржавчина заползает под ногти.
Ракета качается. Взволновано кричит сова, надежно укрытая густой листвой березы, трепещут мягкие крылья.
Взлета не будет.
Лишь заволнуются светлячки в темной траве, насмешливо склонит голову сидящая на верхушке ворона, а девочка, которая хочет спастись от подкроватных монстров, запрыгнув на подоконник и прижавшись к оконной раме увидит только изломленную темнотой фигуру, пытающуюся забраться на вершину дворовой ракеты.


(давно)

@темы: подсознательное, когда-то, патефон, подстрочное

19:18 

1515 как же сделать, чтоб всем было хорошо?

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
Сегодня с утреца перечитывала мамин жэжэ, осмысливая заново то, что не было осмыслено когда-то, и периодически натыкалась на записи наших с ней диалогов досевастопольских времен, каких-то её процессов, резонирующих с моими подростковыми/не подростковыми проявлениями, изредка приходила в замешательство, ловила лулзы и какое-то слабое удивление. Она писала что-то про постоянного Летова с Янкой в сидишнике, редкие жалобы на мое отвратительное поведение и характер, стремящийся херить все вокруг, кроме нечта, обособленного внутри, а я сидела, прижав к себе чашку с остывшим кофе, и вспоминала свое хрупкое-хрупкое тогдашнее незнание, свою невыносимую нихуя легкость, свою безумную и художественную любовь, свое критическое недоверие к любым вмешательствам в Богатый Внутренний Мир, бесконечные рефлексирующие конвульсии, катализирующие развитие методом шага вперед и двух -- назад. Думалось о том единственно-четком ощущении, когда, уткнувшись лбом в колени, прижималась к прохладному боку холодильника и слушала советский панк, об ощущении близости и недосягаемости толчка вперед, о чувстве, когда свободное горло стискивает воспоминание об удушье -- и это единственный кристально-ясный клочок памяти, который из себя можно вытрясти.
Как здорово, что толчок все-таки случился.

@темы: transparent, когда-то

19:13 

1707 от 13062012

чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
спустя неделю после переустановки винды наконец дошли руки до ревижена. как обычно: море не удаляющейся дряни, неизвестные природе ярлыки и три копии дров на вай-фай (херово быть параноиком). вынося на десктоп востребованные папки, случайно открыла вордовский файл, а там - 137 слов:

Небо горело неестественным огнем – солнце вспыхивало и окрашивало края сгустившихся над городом туч в багряный, а те растекались переплетениями серого и алого по линии горизонта.
Здания складывались вовнутрь по кирпичику, как шаткий карточный домик – их окружали орбиты пыли, древесной трухи и штукатурки. Окна скукоживались грязным стеклом вокруг тонких надломов и разлетались прозрачными кристаллами. У тех, кто оказался под завалами, крошечные частички вонзались в кожу, проходили сквозь мышцы и останавливали сердца.
На медленно разрушающихся улицах было неправдоподобно тихо для грядущей смерти, и звук разложения на мелкие составляющие, отзвуки рассыпающихся в прах деталей головоломки для тех, кому за тридцать, взрывались канонадами в сознании. За эти недели город устал умирать. Он провонял трупным запахом и пропитался слезами и мольбами. Темные линии на асфальте – кривые трещины, - поглощали осмелившихся заглянуть в бездну. Разрушения обрастало предсмертными легендами, и город устал от этого.


и надпись чуть ниже: "i lost without you"
13 июня
спустя столько времени грустно осознавать, что мое поведение развернулсяиушел было лишь проверенным древними способом спастись.

@темы: подстрочное, когда-то

Мне нужна твоя карта

главная