fremover
чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
Сейчас мне очень плохо. Кто-то это видит, кто-то - нет, но говорить об этом с кем-либо, кроме собственной днявочки, я не хочу; не хочу говорить об этом, выпив, не хочу слушать по этому поводу советики, не хочу, чтобы это подвергалось анализу с чьей-либо стороны, когда я рядом. Я не хочу говорить ни об ответственности, ни о Славе, потому что фраза "told ya" мне проела плешь в мозгу (и мои слова об этом отчего-то не имеют никакого ебаного влияния на людей, которые это говорят), ни о своих побегах, ни о будущем, ни о something on my back, ни о чем-либо еще, о чем мои больные и уставшие мозги решат сюда написать (я имею в виду, конечно, лж, а не всякие рабочие и общие социальные вопросы). Не надо говорить мне, что мне нужно перестать быть тряпкой/трахать себе мозг/что-нибудь, и что "You're not lost, you just full of shit". Это все я могу сказать и без вас. В одном фанфике, кажется, юзера Лейтенатор была такая фраза: "Сквало раскрыл рот, чтобы заорать, но что именно орать, в голову не приходило" (это он, в отличии от меня, от удовольствия), так вот: это - мое состояние, поэтому не стоит. Заранее спасибо, вы супер.

Я думаю, что у меня большие проблемы с нервами, потому что: 46 кг (в прошлом месяце было 48), а это - мой критический нижний порог, после него начинаются гастриты и прочая неприятная хрень; нейродермит (в последний раз был перед зно); постоянно трясущиеся руки, практически перманентная тахикардия (стоит меньше курить, пить и вливать в себя кофеин). Я просыпаюсь утром, и мое тело натянуто, словно струна, которая вот-вот лопнет. Мне это не нравится. (Попробую побегать, уже начала пробовать режим, оставлять все так в любом случае нельзя; планирую перейти на здоровое питание и уменьшить кол-во возбудителей). Ощущение собственного тела стало каким-то особенно острым, а многие прикосновения перестали быть... даже не приятными, а приемлемыми, хотя раньше я, как минимум, была к ним равнодушна, а, как максимум - им радовалась. (Читаю с планшета какой-то фанфик по кингсмэну на вокзале, отец берет меня за пальцы левой руки, и я знаю, знаю, что он проверяет их на наличие желтых никотиновых пятен - их нет - и меня захлестывает тягучее и горячее отвращение, до рвотного рефлекса и какого-то злого ужаса, я повышаю на него голос и говорю: "Отпусти. Отпусти. Мне не нравится" (но он - мой отец!); Лай решает надо мной подшутить и сует мне ногу между ног, и опять - то же самое. И она удивляется. Почему она удивляется моей реакции? (об этом я тоже не хочу говорить)).

Подсознание - очень опасная штука. И если в сознании зрительная память моя совсем слаба, то подсознание её юзает слишком, на мой взгляд, активно. Во снах меня бросает из приятного тепла в какой-то совершенно леденящий душу пиздец, но я упрямо в него погружаюсь - снова и снова, чтобы разобраться, найти; "по асфальту шагаю / с тем, кого сберечь не смогу".

Все это существенно облегчает то, что: я могу, хочу и люблю работать; работа отвлекает, она интересная и развивающая; я все еще могу читать "Физику невозможного" и "Щегола"; могу слушать музыку в новых наушниках; могу поглощать информацию и учиться; могу в уджаю. Больше мне, в принципе, и не надо ничего.

@темы: nobody home, полиция кармы