fremover
чтобы пуст был, словно ночная площадь, некого винить и порабощать
Просыпаюсь дважды - для того, чтобы досмотреть последние две серии Hemlock Grove, пойти по трескучему проспекту в магазин за мороженым и обратно и снова лечь спать; с мыслью, что нас уже затопило, и проспект и правда превратился в бушующее темно-синее море с бликами огней под водой, в комнате, залитой песочным цветом неба; шум грозы из балконных окон подбирается ближе, я клубочусь в миллионе одеял, песок сменяет багрянец с кремовым отливом - это садится солнце; слепые ливни, красные закаты, руки в вишневом и в шелковичном соку, какао-молоко; жизнь начинается с пересахаренного кофе и инбокса, продолжается в переписках; пролистываю фотографии, смотрю на красивых людей, думаю о том, что пространство часто важнее идеи.

На днях обгораю под палящим солнцем на вокзальной площади (это очень смешно: каждое лето в Харькове - покрасневшие плечи, два года в Севастополе - nada), пританцовывая с поднятой рукой в ожидании К., поднимаясь с ней по Пассионарии мимо элеватора и бесконечного тротуара, и моста в голубом и синем цветах. К. покупает нам квас и рассказывает об Австралии.

Куда бы я не шёл, моё море со мною - грядут большие перемены, но я не чувствую предвкушения по этому поводу, и покупаю ополаскиватель для стирки с запахом "морской бриз", читаю Мураками (мне лучше чуть-чуть побыть мёртвым, да?), покупаю два альбома для рисования, акварель, две кисточки, простой карандаш. Амулет теряет разноцветный хвостик на Пассионарии - пока не решила, чем его заменить (эгрегор, ы).

У Марка на вечеринке я танцую с какими-то людьми, и один мальчик скидывает мне потом стихи Кабира (до сих пор не знаю, как на него реагировать), и у него вот: "никого вокруг, за зимою ползёт зима // ты прошёл зигзаги, отныне херачить прямо".


@темы: хорошо, люди